ОмскАвтоСклад

 В НЕРАВНОМ БОЮ

Бойцы вспоминают минувшие дни

С наступлением рассвета 5 марта началась атака на вражеские позиции. В этом бою умело и находчиво ко­мандовал нашим экипажем Иван Пневский. Я, в то вре­мя механик-водитель танка, стремился использовать каж­дую складку местности, что­бы укрыть ходовую часть машины от снарядов врага и дать возможность хорошо видеть цель командиру танка и командиру орудия комсо­мольцу Ивану Сивкову. Сив­ков быстро и точно наводил орудие ипоражал огнем противника. Но вот гулко зазвенела броневая сталь: в наш танк попал снаряд. Машина еще немного прошла вперед и стала резко разворачиваться вправо. Стало ясно, что разбита гусеничная лен­та. Я доложил командиру; повреждена ходовая часть, машина двигаться не может.

Старшина   Сивков продолжал  вести  огонь   по  танкам противника,   а     мы  со стар­шим   лейтенантом   Пневским выбрались из танка и попытались починить поврежден­ную гусеницу прямо под ог­нем врага. Однако повреждения были настолько серьезными, что ремонт пришлось отложить до наступления темноты.

Сумерки опустились быст­ро. Терял свои очертания недалекий лес, густая синева зализала ряды окопов, окутывалахутор, поблизости от которого проходил бой, и не видно было ни домов, ни дороги, смутной линией уходя­щей на восток. Темноту из­редка прошивали строчки трассирующих пуль.

... Командир приоткрыл люк, прислушался. В машину ворвался влажный воздух извуки редких одиночных выстрелов.

 - Тихо? - спросил     наш заряжающий     старший  сержант Михаил Петрин.

 - Все     спокойно, - ответил Пневский  ирешительно открыл люк башни.

Как было заранее условлено, я и старшина Сивковпервыми выбрались из танка и тут же залегли. Когда гла­за привыкли к темноте, стар­шина пополз вперед. Прислу­шался - тишина. По сигналу из танка выбрался истарший лейтенант, а Петрин остался в машине, чтобы вести наблюдение.

Гусеница лежала позади танка — снарядом был выбит опорный каток.

- Жаль   машину! - с   горечью  шепнул   Сивков.

- Машину   мы   не   оставим! - сказал     Пневский. Мы еще    повоюем    на ней. Пушка     цела,   боеприпасов хватит на самый жаркий бой. Так, механик? - обратился командир ко мне.

Закипела работа. Разби­тый опорный каток мы вы­бросили, недостающие звенья в гусенице были восстанов­лены за счет запасных. Ночь прошла быстро.

С наступлением рассвета началась контратака гитле­ровских танков и автоматчи­ков.

Наш танк немцы, очевид­но, считали небоеспособным, а экипаж уничтоженным. Мы же сидели на своих местах, готовые к решительному бою  с противником.

- Ну, пора!- сказал командир иподал команду;— Пушку и пулеметы к бою!

Сивков быстро поднял ствол орудия и навел на бли­жайший фашистский танк.

 - Огонь!

Мгновение — и вражеский танк запылал.

 - Огонь!

Вспыхнула вторая фа­шистская машина. Еще выстрел — и третий танк врага вышелиз строя.

Гитлеровцы заметили огонь вдруг ожившего танка. Снаряд поднял столб земли возле нас. Второй ударил по броне, рассыпав мелкие ос­колки.

А Пневский продолжал командовать. Нашим огнем уже подбит пятый танк вра­га. И вот две фашистских машины идут прямо на нас. Завязалась   неравная дуэль.

 - Ковалев, вперед!— ско­мандовал   мне  Пневский.   Я быстро запустил мотор, вклю-
чил передачу, и танк,   набирая скорость, пошел навстречу фашистам. Уклоняясь  от тарана, они попытались уйти, но сделать это одной из ма­шин не удалось. Лобовой ча­стью нашего танка я ударил в правый задний борт брони­рованного противника, и ма­шина с фашистской свасти­кой  загорелась.

Более часа шел бой наше­го танка с группой немецких, и когда подошли наши основные танковые силы, на поле битвы догорала шестая вражеская  машина.

Вэтом неравном бою был тяжело ранен гвардии стар­ший лейтенант Иван Кондратьевич Пневский, которо­го мы потом отправили в гос­питаль. За командира остал­ся Сивков.

...Бой продолжался. Танк командира роты капитана Сивака вырвался вперед, но вскоре был подбит. Весь экипажбыл ранен, но танкисты сумели все же выбраться из машины и укрыться в лесу. Из танка шел дым, а в ма­шине   еще     оставался   заряжающий Савицкий. Надо бы­ло помочь раненому, спасти танк от взрыва. И наш Иван Сивковвыпрыгнул из люка и побежал к танку команди­ра роты. Он сумел забраться в него, потушить огонь и тем самым спасти машину и раненого от взрыва.

Сивков уже выбрался из командирской машины, но в этот миг в башню попал сна­ряд. Тяжело раненный в грудь, Сивков упал на транс­миссию танка. Тогда выру­чать его кинулся я. Мне уда­лось стащить его с танка, но раны товарища оказались смертельными.

Комсомолец Иван Сивков был посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени.

Я рассказал об этих собы­тиях сорок пятого года, что­бы напомнить, какой ценой икакими людьми добыва­лась Победа.

П. КОВАЛЕВ,

гвардии майор  запаса,

 следователь  прокуратуры.

 

Газета "Коммунистическое заполярье" от 07.04.1970 г. Игарка

 

Joomla 2.5