ОмскАвтоСклад

ХОДИЛИ МЫ ПОХОДАМИ

Публикуем, как и обещали  фронтовые воспоминания нашего земляка  ветерана войны и труда, бывшего прокурора Байкитского района, подполковника в отставке, бывшего механика-водителя танков Т-34, KBи ИС- Павла Дмитриевича КОВАЛЕВА

Наш танковый батальон, по­лучил боевой приказ: отбить у противника деревню Хайники, а это село имело большое стратегическое значение для нас, так как здесь проходила дорога на Бракин (все происходило в Бе­лоруссии).

Командир второго танкового взвода лейтенант Котов, рас­сматривая карту, немного не­рвничал, его беспокоило, что танки его взвода должны проходить по открытому месту - задача была нелегкая. Командир бри­гады полковник Белов сказал, что у нас во взводе командиры  танков и многие механики-водители коммунисты, вот, мол, на вас и выпала доля выполнить этот приказ, и поэтому вы должны показать боевой пример. «Я надеюсь,- сказал он, - что в этой атаке вы обязательно уничтожи­те немцев, что находятся в этом селе, и тем самым облегчите продвижение вперед нашей пехоте и .другим частям».

Вскоре мы сели в свои тан­ки. Вначале шли по дороге, а потомсвернули и поехали по вспаханному полю. Танки наши шли с трудом, моторы их тяжело урчали; только что прошел сильный дождь. К тому же еще был густой туман, он стлался по земле и тоже увлажнял ее. Мокрая земля буквально наматывалась на гусеницы танков. Все это мешало нашему быстрому продвижению. Переданная нам пехота тоже с трудом передви­галась, и многие из них пристроились на броне наших танков. Но несмотря на все эти трудности, никто из нас не сомневался в успехе выполнения поставленной задачи, так как за прошедшие с начала войны годы мы уже научились воевать, изучили повадки врага и быстро нахо­дили его слабые места.

Командир орудия нашего танка Зенин все время вел на­блюдение через прицел пушки, он следил за действиями врага и при необходимости открывал огонь. Туман стал немного рассеиваться, уже была видна деревня Хайники. Противник тоже обнаружил русских бойцови в нашу сторону уже   летели их снаряды. А мы все ехали вперед, к передовой противника. Вот уже стали видны и вражеские танки, но сколько их было, еще труд­но было определить. Ар­тиллеристы, минометчики.и расчеты «Катюш» тоже вели по врагу огонь.

А наш командир Зенин все пристальней всматри­вался в прицел пушки. Он хорошо понимал, что сто­ило лишь на долю секунды промедлить с выстрелом из своей пушки, также как и про­махнуться по врагу - придется платить своей жизнью, а, возмож­но, всего экипажа. Он выстрелил из пушки и еще один вражес­кий танк запылал. Вскоре он уничтожил еще одну немецкую бронированную машину.

Через некоторое время де­ревня Хайники была занята со­ветскими войсками. Только на­шим экипажем в этом бою было уничтожено три танка, при этом я из пулемета уничтожил до 50 солдат врага, в том числе один орудийный расчет. Через некоторое время наши танки, участвовавшие в освобожде­нии деревни Хайники, остано­вились на окраине деревни в сосновом   бору.   Тут  подтянулись и остальные танки нашей бригады. Командир бригады Белов всех нас поблагодарил за участие в бою, каждому из нас пожал руку, сказав:

- Дорогие мои танкисты, вас вели в бой коммунисты и они сами в этом бою вели себя как герои, и бой за деревню оказал­ся успешным. Спасибо вам!

Вскоре немцы стали нас об­стреливать из орудий, а затем и бомбить из самолетов. При од­ном таком обстреле был тяже­ло ранен осколком снаряда ме­ханик-водитель старшина Нику­лин, которого потом отправили в госпиталь. А мне командир на­шей танковой роты приказал временно занять место выбыв­шего бойца. Я очень рад был, что наконец-то стану настоящим танкистом.

Обязанности  механика-водителя танка я уже почти знал, так как до этого самостоятельно хотя и немного, но танк во­дил, и, говорят, успешно. Коман­диром танка был лейтенант Ва­силий Бодров, командиром ору­дия старший сержант Никита Осогосток, заряжающим - рядо­вой Сергей Аксенов.

В последующих боях у меня, как у механика-водителя, все по­лучалось неплохо. И наш эки­паж в каждом бою уничтожал по 1-2 танка врага, по несколько орудий, а одну бронемашину неприятеля я даже таранил. Но через некоторое время наш командир танка был тяжело ранен и его отправили в гос­питаль. А нам дали нового ко­мандира, лейтенанта Юрия Сидоркина.

В дальнейшем наша тан­ковая бригада повела на­ступление на город Калинковичи. И когда мы повели бои за этот город, то пошли не с востока, а прорвали оборону врага и повели на­ступление с запада. Уже хорошо отработанная такти­ка обхвата и обхода дала свои результаты - мы без боль­ших потерь взяли город. Потом пошли на Мозырь, который был окружен болотами, где иногда, особенно в дождливую погоду, было трудно и на лошади про­ехать. А сейчас по этому боло­ту прошли наши танки и гвар­дейцы-артиллеристы со своими пушками и автомобилями. Мо­зырь немцы превратили по су­ществу в центр своей каратель­ной деятельности. Почти на каж­дой улице города были установ­лены виселицы. Приход наших войскв Мозырь для немцев был неожиданностью, так как они считали, что город стоит в окру­жении непроходимых болот и что их отсюда никто никогда не выживет. Наши воины, старые и молодые,   белорусы  и  многие солдаты из других республик Советского Союза, видели разрушенный город, его руины и пе­реживали это как свое горе.

При освобождении Мозыря наша бригада все же понесла некоторые потери: мы потеря­ли три танка, которые крепко засели в болоте, а два танка были подбиты. Был убит и ко­мандир одного из танков. Вме­сто него из тыла прибыл новый командир - Лука Иванович Брюханов. Так нас в бригаде стало трое земляков-сибиря­ков из Красноярского края и Эвенкии. Когда было немного свободного времени, мы соби­рались вместе и вели разгово­ры о родной северной сторон­ке. Вспоминали свое детство, природу края и Эвенкии, их прекрасных людей. Осогосток нам часто рассказывал, как он охотился и рыбачил на озерах, как ездил на оленьей упряжке и не раз участвовал в сорев­нованиях по национальным ви­дам спорта.  

После боев за Мозырь нам дали отдых. Однажды меня вызвал к себе командир роты Синичкин и сказал, что мне, как имеющему воинское звание за­местителя политрука роты и коммунисту, поручено быть аги­татором роты. В мои обязан­ности входило каждое утро по радио прослушивать сводку Совинформбюро и другие све­дения, записывать их и потом докладывать всему личному со­ставу роты..

14 мая я рано утром, прослу­шав по радио сводку Совин­формбюро, записав кое-что, пошел к личному составу роты. И только стал рассказывать, чтоуслышал по радио, как тут меж­ду нами разорвалась вражес­кая мина, и осколком от нее был тяжело ранен я и еще два танкиста. В госпитале я лечил­ся около трех месяцев. Затем меня выписали и я снова вернулся в строй…

Газета "Эвенкийская Жизнь" от 15.07.2004

   

Joomla 2.5