ОмскАвтоСклад

ДРУГОГО БЛОХИНА НЕ БУДЕТ

В послужном списке участника Великой Отечественной войны Федора Яковлевича Блохина 32 года работы в должности прокурора района, из них 20 лет (4 конституционных срока) в Дивногорске.

Особый дух Всесоюзной комсомольской ударной строй­ки, вселенское внимание к про­исходящему, несчетное число гостей... Федор Яковлевич вспо­минает, что его первое впечат­ление от Дивногории — кипя­щий муравейник. На первый взгляд — хаотические действия куда-то спешащих людей и ма­шин, на деле — целесообраз­ность, сумасшедший ритм хо­рошо отлаженного механизма.

Работать в таком городе — высокая честь и огромная от­ветственность. Когда Ф. Я. Бло-хину предложили здесь работу, он понимал, на что соглашает­ся. За плечами был огромный опыт прокурорской практики, профессионализм, жизненная мудрость и закалка.

Многое для формирования, становления Федора Яковлеви­ча дала служба на Тихоокеанс­ком флоте, годы войны. В 1939-м комсомольца Блохина пригласили в райком комсомо­ла и сказали, что флот нужда­ется в кадрах. И вот курсант проходит на острове Русском шестимесячное обучение, при­обретает военную специаль­ность — электрик артиллерии надводных кораблей по коорди­нации и определению цели. Ко­мандира отделения Блохина на­правляют на строительство, а затем и службу на крейсер «Ка­линин», не имеющий равных по вооруженности на Тихооке­анском флоте. Шесть лет про­служил он на флагманском ко­рабле. Боевой орден Красной Звезды и медаль «За победу над Японией», доверие выступить на корабельном митинге 9 мая 1945 года, в день Великой По­беды, говорят о многом.

Демобилизация. Комсомол говорит: «Надо!», и комсомоль­ский вожак, коммунист с 1942 г. Федор Блохин поступа­ет в Казанскую юридическую школу. Через два года молодой специалист и начал професси­ональный путь юриста и... суп­руга в Красноярском крае, кри­миногенном Нижнеингашском районе, куда направили его жену, Валентину Александров­ну, выпускницу Казанского мединститута.

До мельчайших подробнос­тей помнит Федор Яковлевич свое первое дело. Потом было множество других, и хорошо, что рядом оказался опытный наставник — прокурор района А. Г. Задеря, ставший искрен­ним другом на всю оставшуюся жизнь. И в более позднюю пору, когда Блохин уже был прокурором Ирбейского, Партизанского районов, на­дежное плечо А. Г. Задери, Г. И. Устюгова, корифеев краснояр­ской прокуратуры, всегда чув­ствовалось. Их связывало высо­кое чувство профессионально­го долга и чисто человеческая мужская дружба.

Накопленный опыт, много­летняя практика определили дальнейший путь Федора Яков­левича — он стал первым прокурором Дивногорска... Затем были первые встречи с «силь­ными мира дивногорского» — А. Е. Бочкиным, Б. А. Растоскуевым, строителями и эксплуата­ционниками гидроэлектростан­ции и города. Возникли и пер­вые проблемы с нарушениями законности, техники безопас­ности на стройке, первые встречи с психологией «делаем великое дело, остальное несу­щественно».

— Быть принципиальным всегда сложно и трудно. Порой моя прокурорская карьера ви­села на волоске, но я всегда был честен, принципиален, позиция моя — без боя не сда­ваться, — вспоминает Федор Яковлевич. — Приехал я в го­род в 1963 году. И первое, что приобрел, - резиновые сапо­ги: в ботинках дальше крыльца никуда не выйдешь, а проку­рорское «око» везде должно быть недремлющим. Стройка огромная, и, чтобы стало по­нятней, какая была тогда об­становка, приведу пример с де­лом Ржевского. В прокуратуру поступило несколько жалоб на плохие условия работы на кон­вейере. Начальник цеха Ржевс­кий не реагировал ни на что. Итог получился печальный — погиб бригадир. По повесткам в прокуратуру Ржевский не яв­лялся, поэтому я вынес постановление о принудительном приводе, что взбудоражило руководство стройки. А старожилы знают, что А.Е. Бочкин, начальник строительства ГЭС, был накоротке не только с кра­евыми властями, но и с ЦК КПСС, с Совмином СССР.

Во время допроса начальник цеха вел себя вызывающе гру­бо, обещал, что меня за него в дугу согнут. Я его водворил в КПЗ. Действительно, что тут началось! Ко мне примчались не только начальники следственного управления, но и сам прокурор края. При «разборе полетов» для меня было ясно одно — если сразу не пресечем нарушения законности, потом не сможем преодолеть этот ба­рьер. Да и авторитет прокурату­ры будет подорван. А строители возьмут на вооружение лозунг «цель оправдывает средства». Короче, рассмотрение уголов­ного дела в суде все же состоя­лось, но только после вмеша­тельства Генеральной прокура­туры СССР. Ржевский был осужден к 3 годам лишения сво­боды условно.

Подбор кадров, формирова­ние коллектива прокуратуры, создание элементарных условий для работы, повседневная под­готовка и участие в судебных процессах... Непростые, но реша­емые вопросы. У Блохина заслу­женный авторитет и среди руко­водителей, и среди населения, безупречная репутация прокуро­ра. А это дорогого стоит.

Многие называют его ходя­чей легендой Дивногорска. «По­мню, как Федор Яковлевич выступал на заседаниях партхо­зактивов, — говорит глава го­рода А. Новак. — Все ждали, когда он поднимется на трибу­ну. С его мнением всегда счита­лись, за 20 лет много первых секретарей сменилось, а ону нас был один.  Вот и недавно Федор Яковлевич так на меня посмотрел, что снова в жар бросило. В этом он весь - дру­гого Блохина не будет!»

Когда находящемуся на за­служенном отдыхе Федору Яков­левичу исполнилось 80 лет, мне­ние всех, кто собрался, чтобы поздравить юбиляра, было од­нозначным: «Блохин и старость несовместимы». Энергичный, легкий на подъем, заядлый та­ежник и рыбак, дачник — он всегда бодр душой и телом.

Л. Васильева

Joomla 2.5