ОмскАвтоСклад

ВЕТЕРАН ВСПОМИНАЕТ

В суровых условиях войны, когда нарушения законности и правопорядка представляли особую опасность, задачи про­куратуры неизмеримо возросли и усложнились. Работа была напряженной. Официально рабочий день в прокуратуре, где я работал, как и в управлении ИТУ, был установлен с 9 до 24 часов, перерыв для отдыха — с 18 до 20 часов. Этот распорядок строго и неуклонно выполнялся. Труженики тыла делали, каза­лось, невозможное для того чтобы обеспечить фронт всем необходимым. Но находились и такие, кто нарушал закон. С ними велась решительная борь­ба. Немало делалось и для предупреждения правонаруше­ний. К 275-летию Российской прокуратуры

Я начал работать в прокуратуре в пе­риод, когда прокурорский надзор все еще был незаконно урезан и ограничен в своих правах, предоставленных ему Конституцией 1936 года. Многие вопро­сы деятельности прокуратуры, в том числе и в области надзора за соблюде­нием законности в местах лишения сво­боды, не были регламентированы в за­конодательном порядке. Только в 1955 году были четко определены задачи, права и обязанности прокуратуры в ука­занной области прокурорской деятель­ности — Положением о прокурорском надзоре в СССР, принятом Президиу­мом Верховного Совета СССР.

Общеизвестно также, какими массо­выми незаконными репрессиями, гру­быми нарушениями законности были омрачены годы,  последовавшие после принятия Конституции 1936 года. Нали­чие е местах лишения свободы заклю­ченных, незаконно осужденных в резуль­тате фальсификации дел, а также ли­шенных свободы по незаконным поста­новлениям особого совещания — вне­судебного органа, — создавали обста­новку, благоприятствующую проявлению произвола и нарушениям прав заклю­ченных.

В этих условиях органы НКВД пыта­лись проводить и проводили линию на полное обособление ИТУ от всякого контроля советских органов и общест­венности, Законодательные акты, опре­делявшие деятельность ИТУ в те годы, были заменены многочисленными ин­струкциями, приказами, директивами и циркулярными письмами НКВД.

Указанные обстоятельства отрицатель­но сказывались на практике работы ор­ганов прокуратуры. Нередко прокуроры находились в унизительном положении и вынуждены были сами опасаться ор­ганов, за действиями которых им над­лежало осуществлять надзор.

Достаточно отметить, что доступ про­куроров в ИТУ был ограничен, в первую очередь, в те из них, где содержались в основном лица, осужденные так на­зываемыми особыми совещаниями, об­разованными при НКВД. Прокуроры до­пускались сюда не по своим служеб­ным удостоверениям, а по специальным пропускам, которые оформлялись адми­нистрацией этих мест лишения свобо­ды. Прокурорам не выдавались многие документы, якобы обладающие секрет­ностью.

Несмотря на отмеченные отрицатель­ные моменты, прокуратура осуществля­ла соответствующие проверки в местах лишения свободы, принимала меры к устранению нарушений и наказанию ви­новных. Особенно памятно дело, воз­бужденное мной в 1947 году по фактам применения недозволенных мер воздей­ствия в отношении осужденных в одной из ИТК Новосибирска. Указанное дело было возбуждено по устной жалобе, с которой обратился осужденный при моём посещении колонии.

Осужденный пояснил, что за попытку хищения из столовой нескольких карто­фелин он был задержан и подвергался избиению со стороны надзирателей в специально приспособленном для этих целей кресле.

Отмеченные доводы  заявителя  при проверке нашли подтверждение. Кроме того, было установлено, чтоаналогич­ные противозаконные действия допус­кались надзирателями с ведома началь­ника исправительно-трудовой колонии и в отношении других осужденных. В ходе расследования также выяснилось, что для наведения и поддержания по­рядка в колонии администрация при­влекала осужденных, неоднократно су­димых за тяжкие преступления. Послед­ние избивали осужденных, самостоя­тельно водворяли неугодных в штраф­ные изоляторы, чинили всяческий про­извол.

По всем этим фактам, после тщатель­ного расследования, проведенного про­куратурой, были привлечены к уголов­ной ответственности начальник колонии, его заместитель по службе с надзира­телями, три надзирателя и четверо за­ключенных. Прокуратурой было также' внесено представление Начальнику УВД области по поводу устранения причин и условий, способствующих совершению указанных преступлений.

Прокуратуре в той обстановке при­шлось приложить немало усилий, про­явить должную решительность и прин­ципиальность, чтобы за указанные гру­бые нарушения закона виновные понес­ли заслуженное наказание. И в после­дующие годы, и сейчас прокуратура сто­яла и стоит на позициях безусловного Обеспечения законности в ИТУ, соблю­дения прав и законных интересов осуж­денных и заключенных.

Лев ВЕКСЛЁР,

старший советник юстиции,

пенсионер

 

 

Газета «Юридические диалоги» от 06.01.1997

Joomla 2.5